вівторок, жовтня 22, 2013

Сила искусства и страсти или Тайны храма из Пархомовки

Вот и вернулся домой мой макэйр, ура, и можно продолжить тему об украинских меценатах. Вы смотрите, а я буду много и подробно рассказывать, потому что такие люди этого заслуживают.
Итак, мы снова в Пархомовке, где похоронен пророк-казак Вернигора, 810 жителей и храм на 2000 человек.
На рубеже 19 и 20 веков миллионер, инженер и заводчик В.Ф. Голубев выкупил у одного из польских помещиков пархомовские земли, превратив их в образцовое хозяйство со статусом «заповедного». В Пархомовке выращивали редкие плодовые деревья и цветы, собирали хорошие урожаи зерна и овощей, выводили породистых и рабочих лошадей. Гордясь Пархомовкой, семья петербуржцев Голубевых не жалела средств на развитие села.
Для крестьян было построено две школы. В женской школе девочек учили домоводству, шитью; для мальчиков была создана сельскохозяйственная школа. Жители Пархомовки пользовались больницей и амбулаторией с акушерским отделением, читальней, в которой был хороший выбор книг и... чайной. В чайной
был установлен полифон с обширным репертуаром пьес.
Рассказывают пархомовские знатоки, что Виктор Федорович пожелал построить в селе кирпичный завод, дабы оставить людям о себе добрую память. Но кто-то из друзей надоумил его вместо завода построить церковь. И Голубев послушался совета – задумал храм небывалый…
Помещик Виктор Федорович Голубев не был старосветским феодалом, он строил железные дороги и заводы. При этом был талантливым литератором, его имя встречается среди авторов «Энциклопедического словаря» Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона; свободно владел европейскими языками, часто бывал в разных странах Европы. С его мнением считались. Широк был круг друзей и знакомых, среди них государственные и общественные деятели, инженеры, писатели, артисты, художники. Не ища популярности, он всегда помогал нуждающимся, участвовал во всяком культурном или благотворительном учреждении.
Умер В.Ф. Голубев в Риме в 1903 году, не успев осуществить задуманное строительство. Он завещал похоронить себя в Пархомовке. Когда тело Голубева привезли на ж/д станцию, благодарные селяне почти 30 км несли гроб на руках до места захоронения.
Через пару десятков лет лихие революционные комсомольцы решили, что в могиле миллионера есть драгоценности, разорили могилу и склеп. Но инженера Голубева похоронили в мундире надворного советника и, ничего не найдя, кроме позолоченных пуговиц, разозленные комсомольцы разметали останки по склепу. Пархомовские бабушки ночью собрали и тайно похоронили прах, навсегда скрыв место захоронения во избежание глумления над благодетелем.
Сейчас в склепе место памяти В.Ф. Голубева.
А возводить церковь Покрова пресвятой Богородицы начали в 1903 году над склепом, где покоилось тело Голубева. Строительство храма осуществили сыновья Виктора Федоровича – Виктор Викторович (в дальнейшем - В.В.) и Лев Викторович Голубевы. 
Мир знал В.В.  как Господина Голу'  - знаменитого археолога-востоковеда, историка искусства, коллекционера.
Из биографии. Сын инженера-путейца, затем управляющего железной дорогой, крупного предпринимателя, миллионера, мецената. Семья была близка к литературным и художественным кругам. Блестяще играл на скрипке, имел инструмент работы Страдивари. Учился в гимназии К. Мая, где и познакомился с Н.К. Рерихом, затем на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета, в 1901-4 гг. учился и работал в Гейдельбергском университете (изучал германскую филологию, историю искусства и археологию), защитил диссертацию на тему «Комедии Мариво в немецких переводах», получив степень доктора философии и филологии.
С 1905 г. в Париже участник Русского кружка художников. Пишет статьи и книги по искусству, коллекционирует персидскую и индийскую (могольскую) миниатюру, китайскую, русскую и западно-европейскую живопись и др. Много путешествует по Востоку (Турция, Египет, Судан и т.д.). В 1910-2 гг. участвует в археологической экспедиции в Индии и на Цейлоне, откуда привез более 1500 фотоснимков археологических памятников. Экспедиционные фонды экспонировались в Музее Чернусского (Париж).
В 1912-3 гг. В.В. читает курс лекций по буддийскому искусству Индии в парижской Школе живых восточных языков.
В.В. особенно интересовался влиянием Востока на европейскую и русскую культуру. "Любимой мыслью" его было "связать искусство Востока с Древней Русью и вызвать в русской читающей публике интерес к Китаю, Персии, Индии, искусство которых несравненно ближе нашему эстетическому пониманию, чем рококо и ампир западных стран".
Он планировал статьи по этому вопросу в российском журнале "София", но не осуществил, и единственными его публикациями на русском языке остались, похоже, 2 рассказа в 1902 г. Владел несколькими картинами Н.К. Рериха.
С Рерихом Голубев встречался в Париже весной 1906 г., когда они говорили об эскизах для церкви в имении Пархомовка и в мае 1913 г.
Именно после разговоров с Голубевым у Рериха появился план экспедиции в Индию для выяснения истоков русской культуры.
Экспедиции помешала война. Н.К. Рерих посвятил В.В. очерк "Индийский путь" (1913).
В августе 1914 г. В.В. в чине полковника становится представителем Российского Красного Креста во Франции, организует на фронте автомобильные санитарные отряды, становится летчиком. Был награжден орденами Военного Креста и Почетного легиона. Читает лекции в Парижском университете, работает секретарем библиотеки университета, редактирует многотомную серию "Les classiques de l'Orient", в том числе иллюстрирует том, посвященный народному театру Тибета. Избран членом Французской Академии изящных искусств. В 1920 г. вступает во Французскую школу исследований Дальнего Востока в Ханое, и до конца жизни ведет исследования в Индокитае. 
С 1925 действительный член ФШДВ, в 1927-43 гг. секретарь-библиотекарь ФШДВ (второй административный пост в организации), в конце 1927 г. временно исполнял обязанности директора. С 1936 г. директор музея Луи Фино. Организовал издание большой искусствоведческой серии "Ars Asiatica", в которой является автором тома о фресках Аджанты и шиваитской скульптуре (1927). Редактировал и другие серии. 
Первооткрыватель бронзового века Юго-Восточной Азии. Написал более 150 научных работ. Выступал на международных научных конгрессах. Читал лекции во Вьетнаме и Франции. 
Круг знакомств Виктора Голубева поражает. К книге «Башни Ангкора» писал комментарии его друг Огюст Роден. В.В. считали близким другом Абель Боннар – автор знаменитой книги о Китае, герой Вердена маршал Жоффре, актер Жеральд Келли, писатель Виктор Сигален, британский новеллист Сомерсет Моэм, командующий флотом адмирал Ляртиг. К нему заходил Чарли Чаплин, когда бывал в Ханое.
В число почетных гостей его вносили королева Бельгии Астрид, наследный принц Швеции Густав-Адольф, взошедший на престол в 1950 году, а также Альфред Нобель. Его звали читать лекции в Гарвардском университете, обещали высокий по тем временам гонорар – 100 долларов за час, предлагали остаться в США, но он отказался. Американский президент Теодор Рузвельт отзывался о Голубеве, с которым встречался в Сайгоне, как о «человеке большой души». Он поддерживал самые теплые отношения с Полем Думером еще до того, как тот стал президентом Франции. 
Казалось бы, по всем статьям Голубева можно считать баловнем судьбы, по крайней мере, удачливым человеком. Но только не в личной жизни. Женился он в 22 года на дочери киевского губурнатора и внучке пианиста Г.Г.Кросса - Наталии Кросс. Ее мать – Зоя Евгеньевна Пеликан была старшей дочерью Е.В. Пеликана, личного врача императора Александра III. Познакомились в Петербурге на одном из вечеров в литературно-музыкальном салоне Надежды Евгеньевны Ауэр, жены известного скрипача Л.С. Ауэра. Свадьбу сыграли в Киеве. В 1901 году молодожены уехали в Баден. Там родился их первый сын – Виктор. Затем был Париж, светская жизнь, балы, вечеринки… Через пару лет друзья стали замечать, что Голубев тяготится городом, где вечный праздник, и часто уезжает в командировки – в Египет, Турцию, на Арабский Восток. Наталия ездила по другим странам, забирая с собой младшего сына – Ванечку. В доме на авеню Буа дю Булонь, 26, оставалась бабушка с Витенькой. 
Графиня Наталия сияла красотой, ее называли «первой красавицей Парижа». Очаровательная «молодая женщина, очень высокая, очень бледная, очень белокурая, одетая в шиншиллу, с фигурой кошки, с высокими скулами, восходящими под треугольные светлые глаза» — так описывает ее в своих «Воспоминаниях» графиня де Грамон.
Поистине роковым днем стало 8 марта 1908 года, когда супруги, оказавшись в Риме, встретились с модным поэтом и феерическим жуиром Габриэлем Д’Аннунцио. К тому времени сердцеед был уже пять раз женат и столько же разведен. 27-летняя Наталия не устояла перед 47-летним плейбоем, которому «не отказала еще ни одна женщина». Так, по крайней мере, говорил сам Д’Аннунцио. "Фальсификатор слова и чувства", называл его Ромен Роллан.
источник
Поэт очень нуждался в ее деньгах, а добродетельную женщину свел с ума его разнузданный эротизм.
Вслед за Донателлой - так любвеобильный поэт именовал Голубеву-Кросс, была балерина и лесбиянка Ида Рубинштейн, которую Дягилев привез на гастроли в Париж. В этом же списке Элеонора Дузе, Сара Бернар, Луиза Казати и многие другие женщины-звезды своего времени. Устояла лишь Айседора Дункан, предпочтя другого поэта – Сергея Есенина.
  
  
Виктор Голубев страшно переживал измену и крушение семьи, и на два года уехал в Индию.
источник
А любовная интрига обрастала сплетнями, пьесами и стихами.
Потерявшая голову Наталия оплачивала все долги и капризы итальянца, переводила его стихи и романы, терпела унижения и измены, ухаживала за их собаками, пока не дошла до попытки самоубийства, но Д’Аннунцио это было не интересно и, спустя 8 лет, он ее бросил.



Голубев продолжал любить жену, хранил слепок ее правой руки и материально ее поддерживал, но после Первой мировой войны потерял их следы.
Закончились деньги - закончились чувства. Брошенная Д`Аннунцио Наталья кончила плохо. Некоторое время зарабатывала эскизами для тканей по восточным мотивам из коллекции бывшего мужа. Умерла от болезней и нищеты в ночлежке парижского пригорода Мейдон в 1941 году. До этого ее видели нищую, голодную и больную у русского кабака на улице Жавель, где она собирала окурки и побиралась.
Виктор Викторович Голубев умер 19 апреля 1945 года в клинике Святого Павла в Ханое. В последний путь его сопровождали трое коллег из EFEO. Похоронили Виктора Викторовича на одном из французских кладбищ в Ханое. В начале 60-х годов все захоронения были переправлены во Францию и место захоронения там потеряно.
Третья сторона этого неравнобедренного треугольника Д`Аннунцио стал иконой итальянских фашистов и примером для Дуче, сделал свою революцию в отдельно захваченном им городе Фиуме, подарил фашистам древнеримский салют легионеров, ставший официальным приветствием, умер в 1938 году от апоплексического удара и был похоронен с почестями.
Вы наверняка заметили необычную деревянную резьбу, роспись храма и солярные знаки.
Н.К. Рерих в 4 номере журнала «Золотое руно» за 1907 год комментировал несколько своих эскизов, уточняя их цветовую гамму. По его комментариям, в интерьере храма должны были звучать основные цветовые аккорды – красный, зеленый, желтый и серый.
Задумано было значительное и глубокое по мысли произведение, к сожалению, не осуществленное до конца. По замыслу создателей, фрески Пархомовской церкви должны были воплотить гуманистическую идею мирового единства. Николай Константинович искал в работе над эскизами для храма синтез архитектуры, живописи и элементов декоративного оформления по космическим категориям Красоты, Вечности, Беспредельности Бытия, характерных для модерна.
  
Храм замечателен не только архитектурой и художественным решением, но и технологиями.
 Он очень человечный - в нем есть места для сидения и он отапливался!
Отопление было воздушным - видите решетку в стене? Советские времена уникальную по инженерии систему замусорили, а как ее восстановить никому не известно - нет теперь таких специалистов, и технология утеряна.
Эти башенки и куполочки - не что иное как вытяжные трубы, система вентиляции и воздуховоды.
Это все нам открыла и показала Марина - наша путеводная звезда-рассказчица.
Это окошко я показывала, просто обратите внимание еще раз - к окнам мы еще вернемся!
Графичность стен подчеркивает освещение - храм очень светлый.
Поднялись наверх.
"В конхе апсиды изображена Богоматерь Оранта. Ниже - Евхаристия. На столбах подпружной арки - Благовещение. В эскизе росписи купола «Спас Вседержитель» почти буквально воспроизведена композиция на тему «Вознесение» церкви Св. Софии в Фессалонниках (IХ в.)".
Проект деревянного иконостаса, на восстановление которого храм собирает деньги.
 
Светильники по оригинальным эскизам отлиты во время реставрации храма по инициативе Р. Горбачевой.
 
Эскиз Н.Рериха мозаики "Покров Богородицы" и "Оранта".
На хорах нам на глаза попалась тетрадка хористов - мы ее полистали.
Селяне-прихожане снесли в разоренный храм иконы всех мастей.

Мы обошли все, до чего дотянулись, уходить из  сказки не хочется...
а пора.
Но это еще не все о пархомовском чуде.
Продолжение следует...

6 коментарів:

  1. Спасибо Вам за чудесную экскурсию в прошлое и настоящее! Настроение чудное теперь на весь день!

    ВідповістиВидалити
  2. Відповіді
    1. Такие вот страсти мирового масштаба в тихой украинской глубинке.

      Видалити
  3. Дошла до слов "Рассказывают пархомовские знатоки, что Виктор Федорович пожелал построить в селе кирпичный завод"... и аж подпрыгнула. ))) Сразу пронеслась мысль: о, уже и туда добрался!
    Вот были же люди! Столько имен, столько истории в маленькой, забытой всеми Пархомовке!

    ВідповістиВидалити
  4. Люди, Виктор Фёдорович брат моего прапрадеда, есть ли в Пархомовке контакты с потомками? мы пытаемся восстановить родословную, потихоньку все находятся, есть книга о них https://yadi.sk/i/s-ZX6ne7opxsN
    вот немного о прапрадеде, двоюродном брате Виктора Фёдоровича:
    Андрей Кинтильянович Голубев (1850–1924) — в 1910 г. действительный статский советник, чиновник особых поручений Министерства финансов, член совета Государственного банка, исполнял обязанности управляющего банка. Страстный поклонник поэзии Н. А. Некрасова, автор одной из первых книг о Н. А. Некрасове. После 1917 г. сотрудничал в Наркомате просвещения. См.:Полевая М. И. Дома Голубевых. СПб., 1997. С. 37–38.

    Из числа вновь поступивших экспонатов, особо следует отметить портрет А.К.Голубева (1890 г.) работы ведущего русского фотохудожника XIX века Сергея Львовича Левицкого (1819-1898). В ателье «Светопись Левицкого» на Невском проспекте у «доброго приятеля едва ли не всего Олимпа русской литературы», любили сниматься писатели, а в 1857 году Левицкий выпустил в свет коллекцию их портретов, среди которых молодые Л.Н.Толстой, Н.А.Некрасов, И.И.Панаев, Д.Н.Григорович и многие другие. Спустя годы, в 1890 году Левицкий сфотографировал Андрея Квинтильяновича Голубева (1851 – 1924). Крупный финансист, товарищ управляющего Государственным банком России, тайный советник, почетный гражданин Петербурга, он был горячим почитателем творчества Н.А.Некрасова и попечителем «некрасовской» школы для крестьянских детей в Абакумцеве. Издал книгу «Н.А.Некрасов» (1878 г.), к которой прилагался фотопортрет поэта: «При обязательной любезности фотографа С.Л.Левицкого, уступившего бесплатно негатив и принявшего на себя труды сношения с Парижем, портрет исполнен фотографиею Лемерсье». В ателье «Левицкий и сын» на Невском,28 в 1890 году фотограф снимал Голубева, тогда чиновника особых поручений Министерства финансов, уже как старого знакомого.
    http://museumpushkin-lib.ru/publikacii/katalogi-vysta..
    служил в Министерстве финансов Голубев А. К. Отчет его высокопревосходительству господину Министру финансов о ревизии Таганрогского общества взаимного кредита, произведенной по высочайшему повелению, с 24 октября по 3 ноября 1902 г. - СПб., 1902.

    1.2.

    ВідповістиВидалити

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...